История Колывани
  • muz04.JPG
  • muz03.JPG
  • muz05.JPG
  • muz10.JPG
  • muz01.JPG
  • muz09.JPG
  • muz08.JPG
  • muz06.JPG
  • muz02.JPG
  • muz07.JPG

История Колывани началась в далеком 1713 году, когда томский дворянин Дмитрий Лаврентьев заложил на «усть реки Чаус» форпост – крепость для охраны земель, на которых появились первые русские поселенцы. Место, где выросли крепкие двойные стены острога и шесть его бревенчатых башенок, было настолько удачным и пригожим, что потянулись сюда «на житие» служилые люди и крестьяне из соседних селений. Слобода Чаусского острога разрасталась быстро. Ширилась и развивалась Чаусская округа, получившая славу места, «где особенно хорошо живется». Здесь под рукой были и пашня, и луга, и сосновые боры, и озера, и речка Чаус, а всего в шести верстах – река Обь.Но самое главное заключалось в том, что через острог проходил великий сибирский тракт, который являлся на протяжении двух столетий главной дорогой Зауралья.Вот поэтому и не исчезло с карт это русское поселение, когда прекратились набеги кочевников и обветшали, оставленные за ненадобностью, некогда неприступные острожные укрепления. И не только не исчезло, но и заявило о себе к концу XVIII столетия вполне сложившимся городом.В 1822 году ему Высочайше дарованы были статус города и герб. А также…назначение губернским центром! Бывший острог становился столицей огромнейшей территории – вот уж поистине неожиданное решение властей! Но, к сожалению, решение это не получило всеобъемлющей поддержки: колыванцы оказались недостаточно упорны, а томичи, напротив, слишком настойчивы – уже в 1823 году затея с переносом административного центра провалилась. Томск остался городом губернским, а Колывань стала уездной. В 1834 году было получено разрешение на переезд Колывани: на плане нового города, спроектированного томским архитектором Карлом Турским, собственною Его Императорского Величества рукою было начертано: «Быть по сему».Перевезли на «солнечный пригорок» все присутственные места, постепенно застроили кружевными деревянными домиками кварталы, нарезанные согласно «Высочайше утвержденному» плану. Правда, еще одна волна административных реформ тоже коснулась Колывани: в 1856 году перераспределили округа Томской губернии и, видимо, посчитали целесообразным Колыванский уезд упразднить. Отпраздновали новоселье да и согласовались с новым своим административным статусом – заштатного города.  Город Колывань по прежнему питает главная дорога Сибири – великий торговый и каторжный тракт, по которому в свое время прошли декабристы, проехал А.П. Чехов, а еще прошли – проехали сотни и сотни тысяч простых русских людей.Жизнь здесь кипела. Ямщики всегда были при деле, развивалось ремесленничество, становилось на ноги колыванское купечество, а на Соборной (Базарной) площади ежегодно разворачивалась знаменитая Козьмо-Демьяновская ярмарка, на которую собирались продавцы и покупатели со всей Сибири.С 1876 года жители сами управляют своим городом, выбирая гласных в Колыванскую городскую думу. Строятся новые здания. Если в 1867 году город мог похвастаться только одним каменным строением – Собором во имя Святой Живоначальной Троицы, то к концу 80-х годов XIX века центральные улицы на глазах преображаются до неузнаваемости. Свои собственные особняки ставят самые богатые колыванцы – купцы Пастухов, Кривцов, Жернаков, Орлов, Кротков… На деньги Кривцова в 1887 году была возведена церковь во имя Святого Благоверного князя Александра Невского, а на средства Пастухова – церковь Покрова Пресвятой Богородицы (1890г.). Возникают школы, работают почтово-телеграфная контора, амбулатория и лазарет. Город приобретает свой, индивидуальный облик.К концу XIX столетия Колывань находится на пике своего развития, население ее достигает 15 тысяч человек.Уже в двадцатые годы двадцатого века бывший колыванский врач и будущий известный русский писатель А. Югов с восторгом воскликнет: «Хорошо, просторно,  с запасом построена Колывань. Из русских городов я только в Одессе видел такие прямые и широкие улицы, разрезающие город на строго правильные кварталы без всяких тупиков и закоулков и обставленные невысокими домами. В таких городах небо близко».